Экзекуция клизмой

Экзекуция клизмой

Рассказ основан на реальных событиях. Имя врача насильника и его фотография в качестве иллюстрации подлинные. По данным Департамента образования США, в 23 штатах телесным наказаниям подверглись более 342 тыс. учеников. Штаты Миссисипи, Арканзас и Алабама лидируют с списке самых суровых по отношению к школьникам. В Миссисипи учителя поколотили около 10% всех учеников, в Арканзасе — 9,1% и в Алабаме — 5,4%.

Часть третья
В исправительном учреждении

Теперь, когда вина Дженнифер за попытку убийства собственной матери, была установлена судом, первое наказание получено, ее саму отправили в исправительную школу с тюремным режимом. Школа на первый взгляд, отличалась от школы только высоким сетчатым забором без колючей проволоки. Но это на первый взгляд.
В «школе» работали педагоги (в основном мужчины) которые строго следили за поведением заключенных подростков, расхаживающих по зданию в пижамах и мягких тапочках.
"Новенькая!" — Охранник повел девочку по коридору в офис начальника охраны.
Заведение располагалась в сельской местности и занимала большой дом, построенный в в колониальном стиле.
— Добро пожаловать, Дженнифер! — Начальник школы был сорокапятилетний мужчина, ранее служивший в армии внимательно смотрел на новую девушку.
«Урок надо преподать сразу!» – решил он.

– Дженнифер, в нашей школе тщательно организовано поддержание дисциплины на должном уровне. Запомни, что воспитатели носят с собой короткий и толстый ремень, в случае необходимости наказать провинившуюся немедленно! Для более серьезных провинностей, впрочем, нарушительниц дисциплины приводят в баню, и там ее ждут воспитательные меры со всей серьезностью! Понятно? Майк, позови Элизабет!
Дверь открылась и вошел охранник с воспитанницей. Та стояла, глядя на новенькую, слегка вздрагивая. Видимо, она хорошо знала, для чего ее сюда вызвали.
– Элизабет, в позу!
Девушка наклонилась, и сама сбросила с себя пижамные штаны, и заворотила на спину край курточки.

– Смотри, Дженнифер, как у нас тут воспитывают! – сняв с пояса страшный ремень, охранник дал крепкий удар поперек плотно облегающих тело трусиков.
– Пощадите! – Плакала Элизабет, вздрагивая при каждом ударе.
Было видно, что стоять в таком положении девушке очень тяжело.
– Трусы долой! – Приказал начальник заведения.
Девушка повиновалась, а охранник продолжал наносить удары.

– Теперь ты поняла, что дисциплина у нас строгая? Запомни, что где бы ты не находилась, за тобой будет следить видеокамера, – строго сказал он, а браслет на твоей руке будет постоянно посылать сигнал о том, где ты находишься. Напоминаю, что малейшая провинность в нашем учреждении карается суровой поркой!
Дженнифер молчала, глядя в пол. Что она могла сказать? Оставалась надежда, что ее заберут из заведения в приемную семью, но кто возьмет девушку, покалечившую родную мамочку?
Элизабет всхлипывая, терла наказанное место.
– Вижу, тебе не все понятно! – В голосе начальника появились угроза. – Элизабет, можешь одеваться и идти в свою комнату, а новенькая ночку проведет в штрафном изоляторе!

Элизабет с каким-то сочувствием посмотрела на новенькую, и натянула на себя одежду.
Дежурный воспитатель увел девушек, а начальник остался изучать личное дело.
– Обломать паршивку надо сразу! – Решил он. – Раз у нее хватило сил толкнуть в спину на лесенке собственную мать, значит, ей ничего не будет стоить поступить так же и с воспитателями. Ничего, и не таких уламывали!
«Влипла я, – думала Дженнифер, вытянувшись на узкой койке. – Мамочка сама заложила меня копам! А порядки тут драконовские! Бедная Элизабет! Бедная я!»
Дженнифер накрылась с головой одеялом, чтобы по подростковой привычке погладить себя между ног и не попасть под всевидящее око.
Тут в камере включился свет, и девочка услышала скрип ключа, поворачивающийся в двери.

– Ты находишься сейчас здесь не для этого, – сказал охранник, – иди со мной! Наша банная кобыла хочет тебя видеть, и нет нужды одеваться для того, что ты вскоре получишь!
Дженнифер поняла, что влипла в историю, и наказания теперь не избежать. «Мамочка может быть довольна! Дочка рассчитывается за ее грехи!»
Девочка сразу увидела в центре покрытого кафелем помещения то, ради чего они сюда пришли.
Деревянная кобыла, обшитая черной кожей должна была бы стоять в спортивном зале, но начальство решило, что лучшее место для этого спортивного снаряда – здесь.
– Вот она, наша кобылка, – охранник, ласково пошлепал по обитому черной кожей бревну. – Ложись!
Дженнифер понимала, что сопротивление бесполезно, но каждая клеточка юного тела выражала протест.

– Я долго буду ждать? – Охранник шлепнул Дженнифер рукой по попе, придавая решимости.
Несчастная легла и почувствовала, как кожа кобылы приклеилась к ее вспотевшему от страха телу.
– Руки и ноги опусти вниз! Нашу кобылку надо взнуздать. – Охранник привычно, привязал ремешками запястья и лодыжки кольцами на ногах спортивного сооружения. – А теперь подпруга!
Он зафиксировал широким ремнем поясницу девочки к кобыле.
– Вот так на этой кобылке и катаются! Сама понимаешь, от твоего поведения в будущем будет зависеть, как часто ты будешь отправляться сюда на скачки! Ну, а ближайшие пару дней тебе будет трудно сидеть! – добавил он, открывая большую бутылку с кока-колой. – Смотри, красавица, – охранник показал черные кожаные ремни – Эти ремешки служат воспитанию в нашей школе! Они сделаны из специально подобранной тяжелой мягкой кожи и разработаны так, чтобы при использовании максимально наносить боль. А зачем нам Кока-кола, ты очень скоро узнаешь!

«Скорей бы все кончилось!» – Девочка тяжело вздыхала в ожидании начала своего наказания.
Охранник глотнул из бутылки и пристально поглядел на взнузданную девочку.
«Пока начальника нет, можно ею вполне воспользоваться!» – в медкарте написано, что она девственница, но никто не мешает мне поиметь малышку в задницу! Ишь, как сживает пальчики на ногах в ожидании ремня! Но для начала надо показать, что такое кола-порка!»
– Для начала ты получишь обычным воспитательным ремнем, – охранник полил зад и ноги Кока-колой и снял с пояса ремень. – Вот, посмотри, на него! Он поднес ремень к лицу Дженнифер.

«Несколько ударов под нашим американским напитком, и она позволит мне все, что угодно!» – решил охранник, отступая на шаг в сторону от кобылы.
Он перевернул несколько раз бутылку, зажав горлышко пальцем, и щедро полил попу и бедра пеной.
– Раз!
Ремень впился в мокрое беззащитное ело. Девочка, хоть и успела подготовить себя к тому, что будет больно, не знала, что будет настолько больно и не удержалась, взвизгнула и дернулась, на сколько позволяла кожаная сбруя.
– Как тебе Кока-кола? – Охранник дал несколько секунд отдыха, чтобы позволить боли распространиться. – Наш фирменный напиток не только удаляет жажду! Он еще и воспитывать помогает!

«Пока она не готова пустить меня внутрь себя, – решил он, но это очень скоро случится!» Он вытянул ремнем девушку так, чтобы хвост ремня прошелся чуть ниже ягодиц, наиболее чувствительной области.
Не давая Дженнифер опомниться, он ударил еще раз в то де место.
На этот раз девочка отчаянно взвыла, ягодицы судорожно сжимались, отчаянно пробуя уменьшить интенсивную жгучую боль, которая постоянно возрастала.
«Хорошо я малышку пробираю!» – Охранник поднял ремень и снова, ударил, целясь уже вдоль ягодиц.

К шестому удару девочка вопила и рыдала непрерывно, а после двенадцати охранник снова сделал паузу, положив, и провел рукой по пылающей красной попе.
– Хорошо прогрелась! – он не оропясь обошел вокруг кобылы и встал у головы девочки. – А это всего лишь первая половина наказания. От тебя зависит, насколько болезненна будет вторая половина.
Дженнифер поняла, что если показать некоторое уважение охраннику, можно спастись от чудовищных мучений, или следующая часть наказания будет непременно хуже первой.
– Пожалуйста, не надо больше, сэр, – Она подняла голову и облизнула пересохшие губы. – Я буду послушна! Проявите хоть капельку милосердия!

Читайте также:  Померанский шпиц размеры таблица

–Капельку милосердия? Пожалуйста! – Он позволил Дженнифер хлебнуть из бутылки.
– Полегчало? Тогда у тебя есть возможность доказать что ты находишься на пути к исправлению! – засмеялся охранник, расстегивая ширинку. – Тебе не надо говорить, что надо сейчас желать? — Он накинул ремень петлей на шею девушке. — Приступай!

«И это происходит со мной! – Наивная девушка старалась изо всех сил. – Какая гадость, но новых мучений не переживу!»
Зад, такой упругий, нежный и молодой, превратился в самое больное место на теле. Но, как оказалось, мучения оказались напрасными. Получив удовольствие, охранник застегнул штаны и дал еще глоток лимонадика. Часть напитка он вылил в резиновую грущу.
– Вот, умница! – Ухмыльнулся он, прикручивая к спринцовке пластмассовый наконечник. – У нас в школе фирменная клизма! Мало не покажется! Расслабься! Попу не сжимай!
Девушка подчинилась, услышала как охранник открывает баночку с вазелином и вот его мягкие пальцы смазывают анус, долго лаская, но не проникая внутрь.
«Ну, началось! – Дженнифер всхлипнула, чувствуя, как он засунул полностью средний палец в прямую кишку, массируя и расширяя проход. – Ему мало?»
Вдруг она почувствовала, что ребро ладони с силой опустилось на шею.
– А теперь советую потерпеть!

Девушка поняла, что в кишку вошел наконечник спринцовки и шипучая Кока-кола вливается туда, шипя и пенясь.
Сразу появилось нестерпимое желание вытолкнуть ее назад.
– Не советую, – охранник шлепнул ее по ягодице. – Выпустишь раньше, чем я перекурю, начну порку с начала!
«Нет! Не выдержу! – Девушка смотрела, как мужчина пускает клубы дыма. – Что за гадость он курит?»
– Валяй! – Мужчина швырнул на кафель окурок и взял в руки резиновый шланг и включил холодную воду.
Дженнифер не смогла больше сдерживаться: холодный душ, смывающий все, что было в кишке, лишил остатков самообладания.

– Вот теперь ты чистая! – Тем временем охранник раздвинул ягодицы, смазал дополнительно анус вазелином, прижался всем телом, а затем одним мощным толчком вошел внутрь. Внезапная невыносимая боль пронзила задний проход.
«Вау! У Брэдли был меньше!» – подумала девушка.
Он неутомимо насиловал, и девушке казалось, что попа сейчас разорвется от такого грубого и жестокого вторжения, а тот хрипел над нею, словно старый кот, наслаждающийся страданиями пойманной в темной углу юной кошечки.
– Вот ты молодец! – Кока-колу будешь? А сейчас сюда заглянет господин начальник охраны. Ему тоже надо тебе сказать пару ласковых. На, глотни!
Девушка не стала отказываться.

Глотнув из бутылки, она едва сдержала позыв на рвоту. Никогда еще Кока-Кола не казалась Дженнифер такой противной.
– Классно расписал! Девушка хорошо выглядит, – начальник охраны, ухмыльнулся, как кот при виде дармовой сметаны. – Как думаешь, она готова к продолжению скачки?
«Мне теперь и его терпеть?» – Дженнифер закрыла глаза, но слезы сами собой покатились по щекам.
– Конечно, готова! Ее стоит выпороть так, чтобы навсегда отбить охоту к непослушанию!

Мужчины стали рассуждать о том, как будут делить попу.
– Будем пороть поочередно, с каждой стороны. Трех дюжин хватит? – начальник похлопал Дженнифер по ягодицам. – Хорошее воспитательное поле!
– Хватит двух! Она уже показала, что готова исправиться… Дженнифер, ты готова исправиться?
– Да сэр! – Девушка поняла, что другого ответа от нее не ждут.
Мужчины встали по обе стороны от жертвы, поигрывая толстыми кожаными, примериваясь к расстоянию, которое должны преодолеть хвосты ремня, чтобы обхватить окрашенную в красный цвет попу.
Жестокую расправу оба охранника начали с того, что полили еще раз поле для наказания Кока-кольной пеной.

– Продолжим?
– Да, сэр!
Мнение Дженнифер никто не стал спрашивать.
Потом каждый бил поперек вздернутых ягодиц, делая паузу приблизительно десять секунд между каждым ударом, позволяя боли достичь максимума.
– Пощадите! – Вопила Дженнифер. – Я буду послушна! Не надо! Остановитесь! Я все сделаю!
Мужчины наслаждались стонами и воплями беззащитной жертвы. Дженнифер казалось, что кожаные ремни раскалывают ягодицы на части. Тело мелко вздрагивало в такт ударам.
– Хватит! Пока! Теперь задница красна, а дюжину оставим напоследок! Вазелин готов?
– Ради Бога! – Пожалейте!

Теперь начальник охраны жестоко и беспощадно насиловал девушку.
«Куда она может пойти жаловаться? – Думал он. – Да никуда! А я трачу здоровье и нервы на воспитание этих недорослей! Должен же я получить хоть какую-то компенсацию?»
– На-на, получай! – орал он в ответ на душераздирающие, безумные крики Дженнифер.
Девушка не помнила, когда она потеряла сознание от боли.
Пришла в себя она только после того, как охранники вылили на нее два ведра холодной воды.
– Охолани-ка ее еще разок! – Начальник охраны явно не хотел останавливаться на достигнутом. – Похоже, девушка сомлела!
Оставшуюся дюжину тело Дженнифер приняла молча. Кричать просто не было сил, все тело мучительно ныло и дикая боль, уже не могла достучаться до мозга.
– Ничего, зато ночная скачка научит ее дисциплине – начальник охраны потрепал ее по мокрым волосам. – Развяжи чуть погодя, когда она охладится!
– Теперь ты понимаешь, что в твоих интересах вести себя тихо, и не болтать, если не хочешь снова повторить скачку, – улыбнулся охранник, помогая девушке слезть с кобылы. – Порядки у нас простые… Мой тебе совет, держи язык за зубами!
«Вот так и перевоспитывают!» – Каждый шаг давался несчастной с большим трудом.
Утром девочке принесли фланелевую пижаму и тапочки – стандартную униформу всех воспитанников.

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 615
  • КНИГИ 590 887
  • СЕРИИ 22 036
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 550 590

— Для первого наказания вполне достаточно, — ответила Ирина Алексеевна, — так что, когда Сергей Александрович закончит, попа этой барышни переходит в ваше полное распоряжение.

Нина не могла понять, что хуже — острая боль от жгучих ударов тростью по обнаженным ягодицам или это спокойное обсуждение ее участи. Сам факт того, что она стояла полностью голая в этой постыдной позе, Сергей продолжал ее пороть, отчего на ее бедной попе уже не осталось живого места, а посторонние в общем-то люди решали, как сделать ее наказание еще более стыдным, причинял поистине невозможные муки. Сергей тем временем перенес область ударов пониже, в самый низ ягодиц, на границу с бедрами.

Резкий свист! Деревянный прут впивается в плоть, а затем с мгновенной задержкой — острая, резкая боль, постепенно уменьшающаяся. Сергей, настоящий мастер своего дела, выжидал именно столько времени между ударами, чтобы боль перестала быть резкой, но не затихла совсем, а затем снова — свист, удар трости по ягодицам, стон и уже непрекращающиеся слезы из глаз. Перед глазами на стуле — пробка для попы из имбиря — достаточно толстая, с закругленным концом и неглубокой канавкой у основания. Нина почему-то сразу догадалась, что канавка нужна для того, чтобы пробка держалась в попе и не выпадала. Сергей тем временем нанес особенно болезненный хлесткий удар, от которого у Нины потемнело в глазах и остановился.

— Пятнадцать ударов — хватит, как вы считаете? — поинтересовался Сергей.

— Для начала хватит, — ответила Ирина Алексеевна, — Нина, в перспективе ты будешь сама вслух считать удары. А сейчас ты отчитаешься перед нами, сколько ударов, чем и в какой позе ты получила, заодно и сама получше запомнишь. К тому же, ты должна поблагодарить за наказание меня и Сергея Александровича. Будь добра, стань на колени. Ну?

— Пять ударов ремнем наклонившись над стулом, десять ударов ремнем наклонившись и достав руками пальцы ног, пятнадцать ударов ремнем на столе на четвереньках и пятнадцать ударов тростью наклонившись над стулом.

Читайте также:  Президентская собака

— Итак, сколько всего?

— Тридцать ударов ремнем и пятнадцать ударов тростью, — Нина сама удивилась тому, что так бойко отвечала, — спасибо вам за порку, Ирина Алексеевна и вам, Сергей.

Назвав Сергея по имени, Нина почему-то покраснела, хотя казалось бы, после происшедшего уже ничего не сможет вогнать ее в краску.

— Наталья, принеси фартук, который я показывала, — обратилась Ирина Алексеевна к горничной, — Нина, как я уже говорила, ты временно будешь исполнять обязанности Натальи, и начнешь сегодня. Горничная не должна ходить голой, поэтому оденешь фартук. Кроме него, из одежды тебе больше сегодня ничего не положено.

— Как? — Нина думала, что с поркой все закончится, но не тут то было.

— Вот так. После порки одежда должна удовлетворять следующим условиям: во-первых, должны быть оголены ягодицы, во-вторых, груди, в-третьих, девушка должна быть босиком. Так что кружевной передник в этом случае просто идеален, а про трусики и бюстгальтер пока можешь забыть. После наказания сделаешь и принесешь нам чаю, а сейчас ты, вернее твоя попа, переходит в распоряжение Аркадия Петровича.

— Итак, барышня, становитесь на стол на четвереньки, — начал Аркадий Петрович. Нина снова оказалась на столе, и снова в этой постыдной позе — раком, высоко подняв попу и прогнувшись. Аркадий Петрович положил ей на поясницу ремень, который использовался для предыдущей порки, и сообщил:

— Ремень не должен упасть, так что не дергайтесь, юная леди. Согните ноги в коленях, — Нина, повинуясь Аркадию Петровичу, согнула ноги так, что ее ступни стали повернуты вверх, а он, взяв второе орудие наказания — трость, положил его на подошвы ног и приказал:

— Согните пальцы ног — будете удерживать ими трость.

Чтобы оставаться в такой позе, удерживая одновременно оба орудия наказания, Нине пришлось полностью сконцентрироваться. Почувствовав прикосновение в районе заднего прохода, Нина непроизвольно сжала попу, за что тут же получила от Аркадия Петровича замечание:

— Расслабьте попу, милая девушка, иначе мне будет трудно ввести вам имбирь. Вот, хорошо, — Нина чувствовала, как пробка из имбиря плавно, но неумолимо продвигается все глубже. Наконец Аркадий Петрович до конца ввел ее в попу и приказал:

— Вот теперь можете сжать.

Нина сжала мышцы, обхватив колечком ануса имбирную пробку, и почувствовала начинающееся жжение в заднем проходе. Жжение становилось все сильнее, и вскоре она уже не могла понять, что доставляет большие страдания — выпоротые горящие ягодицы или имбирь в попе. Вскоре сил удерживать ремень и трость уже не оставалось — сказывалось не только жжение в попе, но и неудобство позы. К счастью, вскоре Аркадий Петрович объявил об окончании:

— Ну что же, барышня, вы можете встать. Кстати, скажите, как ощущения?

— Очень жжет, — ответила Нина, слезая со стола.

— А вот это очень хорошо, по крайней мере вы получше запомните сегодняшнее наказание. Пробка из имбиря пока будет находиться у вас в попе. Ирина Алексеевна, вы, кажется, говорили что-то о чае?

— Проходите в столовую, Нина сейчас оденется и принесет чай, — с этими словами Ирина Алексеевна указала на небольшой кружевной фартук. Нина повязала его, радуясь хоть какой-то одежде, но по сути оказалось, что он практически ничего не закрывает, Сзади было вообще все открыто — и спина, и ягодицы, спереди же небольшой передник прикрывал лобок, затем узкая полоска ткани проходила между грудями, оставляя их голыми, заканчиваясь завязками вокруг шеи. Такая одежда не прикрывала, а лишь подчеркивала наготу. Проходя мимо зеркала, Нина посмотрела на свое отражение. Выглядела она весьма пикантно — попа была сплошь покрыта красными полосами, между ягодиц торчала пробка из имбиря, а миниатюрный фартук делал ее похожей на наказанную служанку.

— Нина, не переживайте — выпоротая попа не портит девушку. Тем более если эта девушка заслужила порку. Кстати, позвольте еще комплимент — для первой порки вы держались неплохо. И да, классический педикюр с красным лаком вам тоже очень идет, — улыбнувшись, заметил Сергей, выходя из комнаты, — надеюсь, на следующее ваше наказание Ирина Алексеевна меня непременно пригласит.

Действительно, в следующую субботу, так и случилось, но это уже другая история.

Остров мен или порка на острове

Хочу рассказать историю, приключившуюся со мной в Южной Америке, где я был в длительной командировке. Страна, где я работал, занимает большой остров в Карибском море, размером с нашу Москву плюс ближнее Подмосковье. Несмотря на небольшие размеры государства оно является весьма богатым на нефть и газ, там немало заводов топливного профиля, на одном из которых работал я, в качестве приглашенного специалиста. Я неплохо владею английским, переводчик мне не был нужен, но местная газовая компания предложила услуги помощника, который должен был облегчить мою адаптацию к местным условиям и обычаям. Я хотел отказаться, но увидев, кого мне предлагают в качестве помощника, охотно согласился.

Это была девушка 25 лет, ее звали Мирабелла. По национальности она была англичанка, из семейства, обосновавшегося на острове еще в период колонизации, но казалось что в ее внешности много испанского — темные волосы, карие глаза, чуть более смуглая кожа, чем у большинства европеек. Это впрочем, было неудивительно — наверняка, в ее предыдущих поколениях происходило смешение кровей разных национальностей, остров-то не столь большой. В любом случае Мирабелла (она попросила называть ее просто — Мира) была не только красивой, но и умной девушкой, с университетским образованием. И я всерьез увлекся ею, благо на родине никакие брачные узы меня не держали.

Так получилось, что жили мы рядом, в коттеджном поселке, прилегающем к заводу, предназначенном для проживания специалистов. Казалось бы, это давало больше возможностей для более близкого знакомства, но увы… Мира благосклонно принимала мои знаки внимания, но дальше легкого флирта дело у нас не шло. Она держала меня на расстоянии, и я полагал, что ей не настолько интересен простой русский инженер, чтобы завязывать с ним какие-то интимные отношения, и общается она со мной лишь по долгу службы.

Первое, что бросилось в глаза отставному поручику в его доме -грязь и
пыль в комнатах. Пока его не было — слуги разленились. Надо срочно
наводить порядок, решил он и приказал позвать к нему горничную.
Горничная быстро явилась. Это была девчонка лет 11-12, худенькая и
загорелая
"За плохую уборку ты будешь строго наказана"-сказал ей Н. Принеси розги. И пусть сюда
принесут широкую скамью. Девчонка плакала и умоляла барина простить её,
но он был неумолим. Всхлипывая, девчонка поплелась выполнять
приказание.Кухарка с конюхом внесли в комнату и поставили на середину
широкую скамью для порки.
Девчонка ,не поднимая глаз на барина принесла и протянула ему пучок
крепких берёзовых розог.

Н. подошёл к плачущей девчонке и медленно задрал подол её платья .
Сначала оголились крепкие загорелые ноги, затем показалась худощавая,
похожая на мальчишескую, попка. Она была тоже загорелая, т.к.был июнь, а
трусов в те времена крестьянки не носили. Никаких следов на заднице не
было."Тебя ,видимо, давно не секли, вот ты и разленилась. Ничего, это
дело поправимое." Н. стоял и любовался детским девчоночьим телом. Затем
он взял с дивана подушку, приподнял девчонку за живот и подложил под неё
подушку так, чтобы её попка была приподнята, а кожа на попке была как
следует натянута."Вот так-то лучше подумал он." Чтобы слугам было легче
удерживать девчонку во время наказания Н. простынёй привязал её к лавке.
Теперь всё было готово к порке.

Н. взял в руки пучок и выдернул один прутик. Он был толщиной почти с его
указательный палец. Н.махнул им в воздухе. Раздался зловещий свист.
Девчонка вздрогнула и заголосила. Она упала на колени и
протянула к барину руки с мольбой о пощаде.
Поднимите её-приказал Н.
Кухарка с конюхом подняли бедную девчонку и и подтащили к лавке.
"Кладите!." "А ты устраивайся поудобнее."
Н. был настроен очень серьёзно. Кухарка с конюхом, выполняя приказание
барина подняли девчонку и положили на лавку на живот. Кухарка села
спереди, чтобы держать голову и руки, а конюх сел сзади и крепко ухватил
девчонку за ноги.
Ещё раз полюбовавшись телом девчонки Н. Поднял розги и с силой опустил
их на беззащитную попку.
"Раз!" Девчонка вскрикнула и попыталась завилять попой , но это ей не
удалось, и простыня и слуги держали её крепко. На её ягодичках остались
чёткие следы розог."Два!" Количество следов увеличилось, девчонка
взвизгивала ещё сильнее. "Три,четыре, пять!" Н. не спеша сёк. Девчонка
кричала уже не переставая, но на её крики никто внимания не обращал.
Ее тощая задница постепенно приобретала сплошной малиновый
цвет."Девять,десять!" Два последних удара Н. нанёс особенно сильно."На
первый раз достаточно. Отвяжите её" Н. с удовлетворением посмотрел на
дело своих рук.
"Я думаю этот урок ты запомнишь надолго, а если забудешь мы его
повторим."
Когда девчонку отпустили и отвязали она с плачем опустилась на пол, даже
не одёрнув платья.
"Благодари за науку!" "Спасибо, барин!" -сквозь слёзы еле выговорила
высеченная девчонка.
"Отнесите её к себе и смажьте чем-нибудь её зад." приказал Н. Кухарка с
конюхом немедленно выполнили приказание барина. "Ну вот теперь можно и
отдохнуть." решил Н. и с удовольствием расположился на своём чёрном
кожаном диване.

Читайте также:  Acana pacifica for cats канада холистик корм

2
Проснувшись утром Н. решил прогуляться по имению. Торопиться ему теперь
было некуда. Первым делом он отправился в сад, в котором когда-то бегал
мальчишкой. Около стены сарая он вдруг увидел две странные фигурки Это
были две девочки лет 7ми — 8ми. они стояли лицом к стене сарая и были
совершенно голенькими. Н. подошёл поближе. в этот момент из
сарая вышла кухарка с веником."Это мои дочки:Катя и Маша" пояснила она
поручику. Никакого с ними сладу нет. "А ну живо нагибайтесь!" приказала
она дочкам. Обе дочки нагнулись и выпятили попы. Попы у них
были плотные и толстенькие.
Кухарка несколько раз шлёпнула веником дочек по попам.Впрочем била она
несильно,видимо ей было их жалко. "А теперь одевайтесь и марш в комнату
" Обе дочери мгновенно исчезли.
Н. синтересом наблюдавший эту сцену, подошёл к кухарке."В следующий раз,
если опять набезобразничают, я их сам накажу" Кухарка поклонилась и
поблагодарила Н. а он неспеша отправился дальше.
Домой с речки Н. возвращался той же дорогой. Подойдя к саду, он увидел
дочек кухарки Катю и Машу, которые, не особенно и скрываясь, срывали с
яблоки и складывали их в корзину. Всем детям это было строжайше
запрещено. Девчонки так увлеклись своим занятием, что не замерили, как
Н. вплотную подошёл к ним. Очевидно они не ждали, что Н. так быстро
вернётся обратно. Схватив обеих проказшиц за шивороты их платьев, Н.
крепко их встряхнул и грозно спросил:"Ну,что, видимо то наказание,
которое вы получили от матери не пошло вам впрок?" Обе девчонки, опустив
головы , молча сопели. Они ещё не пришли в себя от неожиданности и ещё не
представляли , что их ожидает.
Мать частенько их наказывала, но делала это не сильно, поэтому девчонки
не придавали предстоящему наказанию особово значения. "Ну, подумаешь,
придёт мать немного пошлёпает веником и всё." Если бы они знали, что их
ожидает дальше, они вели бы себя совсем иначе.
Я вас накажу так, чтобы вы запомнили это наказание надолго" сказал Н.
Сидите здесь и никуда не уходите. Н ушёл и вскоре вернулся с кучером и
дворником. Кухарку они заперли на кухне, чтобы она не мешала наказанию
дочек. Девчонки понуро сидели под яблоней в ожидании наказания."
Встаньте!" приказал им Н. Девчонки поднялись, всё так же глядя в
землю."А теперь:-приказал кучеру и конюху Н.-поднимите подолы их платьев
и завяжите у них над головами.Мужики быстро выполнили приказание барина.

Сказать по правде Катя и Маша давно уже им надоели своими проказами и
они были рады, что этих шкодливых девчонок сейчас крепко накажут. "А
теперь-проказал Н. -привяжите их за подолы к веткам, так,чтобы ноги их
не доставали до земли. Мужики легко приподняли девчонок и привязали к
векам по обе стороны яблони. Получилось весьма впечатляющее зрелище.
Н. стоял и смотрел на беззащитные детские попки Катя была покрепче и
пошире Маши. Её попка поэтому была более спокойной, в то время, как
Машины ягодички то сжимались то разжимались. Очевидно она более
нервничала. "Принесите розги!" скомандовалН. Принесли целый ворох только
что срезанных упругих берёзовых прутьев. Н. выбрал не самый толстый и
длинный прут./Всё-таки девчонки были ещё маленькими для серьёзной порки.
Н. несколько раз со свистом рассёк воздух. Прикаждом взмахе детские тела
дёргались, а ножки инстинктивно поджимались к животу, хотя Н. ещё не
приступал к порке. Раздался сначала Машин, а затем и Катин громкиё
плач:"Простите, барин.Мы больше не будем." Н. примерился розгой к
толстенькой Катиной попке, но внезапно передумал. Он вспомнил, как
однажды его, 5ти летнего высек отец. За что он уже не помнил, но вот
ощущения от этой порки он помнил до сих пор.
:А ну-ка принесите крапиву! -Скомандовал он.

Через минуту у ног Н. лежал ворох только что сорванной крапивы. Вот это
дойдёт лучше-подумал он выбирая кусты посочнее. Взяв платочком три
кустика Н. размахнулся и хлестнул крапипивой по катиной попке. "Ааай"
-визг девчонки был очень громким, несмотря на скрывающее её лицо платье.
Её попа замоталась из стороны в сторону, ягодички судорожно сжимались и
разжимались.Ножки то пдтягивались к животу то опускались. На попке
выступили красные пятна ожога. Н. передвинулся на два шага в сторону и
хлестнул крапивой по попке Машу.Та вскрикнула ещё громче и её
подвешенное к ветке тельце неистово задёргалось. Кожа на попке у неё была более
нежной, поэтому и след от удара остался более заметным. Оставшись
довольным первыми результатами, Н. не спеша, три раза хлестнул по попке
Катю, затем взял новые кусты крапивы и три раза хлестнул по попке Машу.
Девчонки голосили уже не переставая .Их нежные детские попки покрылись
маленькими красными пупырышками от укусов злой крапивы. Цвет попок
поменялся с золотисо-загорелого на розово-красный. Чувствовалось, что
попы у них чешутся ужасно. Но потереть задницы рукой они не могли. От
этого они вертелись, как заведённые из стороеы в сторону и истошно
орали."Ой больно.Хватит! Простите. Я не буду больше."
Н. примерился и выбрав подходящий момент, хлестнул Катю вдоль попы,
стараясь попасть между половинками. Судя по жуткому визгу девчонки, ему
это удалось. Та же участь постигла и Машу. Крапива точно легла между её
ягодичками и крепко обожгла маленький коричневый кружочек. Машин
отчаянный визг был слышен, наверное, на другом краю деревни."Не могу!
Больно."Н, опять сменил кусты крапивы.Пять раз подряд он хлестнул по
попе Катю. Теперь её попка представляла собой сплошное бардовое пятно.
"Этой, пожалуй достаточно"-решил он. Взяв новые три кустика, он начал не
спеша обрабатывать попку Маши. Она вертелась и выгибалась дугой, но
удары ложились точно поперёк попки на ещё не обожжённые крапивой места.
После пяти ударов Н. отложил крапиву.
Снимите и развяжите их-приказал он.Мужики приподняли девчонок, положили
их на траву и развязали платья.Появились два красных зарёванных лица.
Первым делом девчонки схватились за свои попки и попытались унять зуд
руками.Бегите к матери на кухню-посоветовалН.Пусть она нальёт в кадушку
холодной воды, а вы садитесь и сидите, пока не прйдёт. И помните, это
был только первыё урок послушания. Если не прекратите безобразничать,я
его обязательно повторю.

Ссылка на основную публикацию
Щенок дога цена
Характеристики породы Похожие породы по размеру - большие собаки в Москве цена от 5000 руб. цена от 5000 руб. цена...
Шампунь низорал для собак отзывы
Признаки заболевания Не все виды грибка опасны для собаки, многие из них относятся к категории полезной микрофлоры. Однако при ослабленном...
Шампунь от блох в квартире
Там, где есть животные, проблема избавления от паразитов всегда актуальна. Мелкие кровососы проникают вместе с одеждой, заносимые с улицы. Могут...
Щенок йоркширского терьера уход и воспитание
В настоящее время йоркширский терьер — одна из самых модных пород собак — их любят во всём мире, в том...
Adblock detector